Суды над сыном бывшего вице-губернатора Ульяновской области Эдуардом Зиннуровым и его друзьями в самом разгаре. Вчера в рамках очередного слушания многочисленные адвокаты подсудимых четко обозначили линию защиты по делу о вымогательстве денег у подростка из Казани, которое в прошлом году внезапно всплыло в рамках расследования «потасовки мажоров». Защитники всеми силами пытались доказать, что полиция и СУСК якобы оказывали давление на свидетелей из Татарстана. Подробности в репортаже Рупор73.

Всплеск из прошлого

   Напоминать подробности нашумевшего в начале прошлого года дела мажоров, наверное, не имеет смысла. Только ленивый человек, не имеющий радио, телевизора, доступа в Интернет и возможности купить газету, мог упустить подробности драки между сыном тогдашнего вице-губернатора Вильдана Зиннурова Эдуардом и отпрысками бывшего главы полиции Ульяновска Сергея Арапова Андреем и Виталием.

   Отметим лишь, что еще в прошлом году в ходе расследования потасовки полиция и следственный комитет региона внезапно выявили еще одно дело, связанное с Зиннуровым-младшим, и почему-то приобщили его к уже имевшемуся. Хотя связаны между собой они лишь одним из действующих лиц, то есть непосредственно Эдуардом Вильдановичем, который и в первом, и во втором случае был одним из главных участников событий.

   Напомним, связано дело о вымогательстве было с событиями, произошедшими в далеком 2010 году, причем тоже в феврале. Иными словами, вчера перед судом стояла непростая задача: нужно было выяснить, что же реально произошло 6 лет назад в Казани, почему спустя такое, скажем прямо, продолжительное время об этом деле вспомнили и почему о нем вообще забывали? Последний вопрос, наверное, в итоге останется риторическим.

Предыстория

   В рамках рассмотрения дела о вымогательстве подсудимыми являются, помимо Зиннурова, его друзья: Иван Семьянов и Марат Яфаров. Последний, к слову, в настоящее время уже отбывает наказание в местах не столь отдаленных, в виду чего на заседаниях присутствует за решеткой. Остальные же участники обоих дел — включая Камиля Алеева и Рустама Яхиева — вполне свободны в своих передвижениях, и на вчерашнем слушании они сидели на скамье в зале.

   Судье Хайбуллову, которому ранее уже выпадало рассмотрение нескольких громких уголовных дел — например, дела Шканова и Кутыгина — вчера предстояло выслушать допрос свидетелей по делу о вымогательстве. В частности вчера из столицы Татарстана в Ульяновск прибыли сам «пострадавший» от действий обвиняемых Рустем Аскаров, у которого якобы требовали 50 тысяч рублей, и его мать Эльмира Аскарова.

   Рассказ молодого человека, который 6 лет назад оказался в плену у ульяновских парней (Зиннурова, Семьянова и Яфарова), оказался не таким шокирующим и пугающим, как могло показаться изначально. Больше того, некоторые детали его выступления вызвали в зале суда смешки, и надо признаться, улыбнуться было чему.

Законопослушный свидетель

   Начать нужно с того, что в феврале 2010 года Аскарову было лишь 16 лет, и он учился в выпускном классе школы. Несмотря на столь юный возраст, почему-то именно ему его знакомые из Казани предложили небольшое дельце, от которого он почему-то не отказался. В частности его попросили помочь гостям из Ульяновска, приехавшим в Татарстан с непонятными целями, приобрести 20 гр гашиша.

   Общие знакомые организовали для подростка и троих ульяновцев встречу в московском районе Казани, где Зиннуров, Яфаров и Семьянов якобы передали Аскарову 20 тысяч рублей, чтобы тот купил для них наркотик у знакомого по имени Артем. До этого места слушать показания «потерпевшего» можно было без смеха, а вот дальше он заявил (почти дословно): «Чтобы не нарушать закон Российской Федерации и не связываться с наркотиками, я решил деньги оставить себе».

   Такая находчивость выпускника, разумеется, не понравилась самим виновникам торжества — Зиннурову, Яфарову и Семьянову (не стоит забывать, что речь идет о гипотетических виновниках — пока их вина не доказана). Молодые люди, по словам Аскарова, через все тех же загадочных казанских общих знакомых вышли на него и (остается только догадываться, о чем они думали) решили увезти 16-летнего парня в Ульяновск, чтобы после потребовать у его родителей деньги.

Линейность событий

   Уже позже из показаний матери «потерпевшего» мы точно узнаем, какие события предшествовали «похищению». Молодые люди, со слов Эльмиры Аскаровой, заявились к ней домой, искали ее сына, звонили ему с ее телефона и вообще вели себя неподобающе. Особенно женщина отметила Эдуарда Зиннурова, который якобы размахивал руками, кричал и проявлял агрессию.

   Впрочем, впоследствии ответить на вопрос адвокатов о том, в чем именно проявлялась агрессия, Аскарова толком так и не смогла, отметив лишь, что уловила ее «в интонациях голоса». Больше того, в своих ранних показаниях женщина даже приписывала ему признаки некоего опьянения, но на чем она основывалась, ставя такой диагноз, осталось тайной за семью печатями.

   Сам Рустем по телефону сказал ей, чтобы она никому не верила, никакие деньги не отдавала и вообще пытался сделать вид, что никакой проблемы нет. Из его показаний мы знаем, что часть полученных им 20 тысяч рублей он потратил на кафе и одежду, а остальное отдал другу Артему (не путайте с наркодилером Артемом, упоминавшимся ранее; «Это два разных человека», — отметил свидетель) на хранение, чтобы позже тоже потратить на одежду.

«Я думал, у них все схвачено»

   Вернемся к самому «похищению», которое вчера, впрочем, местами тоже вызывало недоумение у всего зала судебных заседаний. Либо Аскаров сам слишком равнодушно относился к происходившему с ним, либо воспоминания спустя 6 лет притупились, либо «похитители» были не самыми жестокими... Иначе объяснить, почему мать Аскарова назвала даже более пугающие детали истории 2010 года, чем сам Рустем, не получается.

   Дело в том, что, по его словам, пока Зиннуров, Яфаров и Семьянов везли его на темной «Приоре» в Ульяновск, чтобы оттуда якобы вымогать 20 тысяч рублей у его родителей, их остановили сотрудники ГИБДД. Но Аскаров не стал просить их о помощи, потому что думал, что у его похитителей все «схвачено», и его действия могут только усугубить его положение.

   Такие выводы Аскаров сделал, исходя из того, что между собой ребята называли Зиннурова, сидевшего за рулем, «сыном депутата». Также из их разговоров он якобы понял, что родственники Яфарова и Семьянова каким-то образом связаны с автомойкой и автомонтажом в Ульяновске. Казалось бы, странно, основываясь на этом, не просить помощи у представителей власти. Но с другой стороны, нужно встать на место 16-летнего подростка, которого везли в чужой город трое случайных знакомых... Допустить, что он онемел от страха и не понимал, что происходит, с натяжкой можно...

«Экскурсии» и степень виновности

   В Ульяновск Аскарова привезли уже около 5 часов утра. Его прокатили по городу, поскольку «похитителям» нужно было решить какие-то вопросы в разных частях Ульяновска, а дальше привезли подростка на автомойку, покормили и закрыли в «помещении с диваном». При этом сам Аскаров упомянул лишь, что в ходе поездки его несколько раз ударили. Но внимания он на этом не заострял. Позже его мать в своих показаниях отметила, что на теле Рустема были ссадины и синяки, однако в больницу подросток не обращался.

   На автомойке, по словам Аскарова, его продержали чуть больше суток. За это время он по сути мало что видел и слышал своими глазами и ушами. Здесь его показания в основном основывались на догадках, однако надо признать, что догадках весьма логичных. Так, например, он понял, что похитители намерены требовать за него выкуп у его родителей сообща, что эта идея не вызывает ни у кого из них отторжения и что в целом всю троицу не смущает, что они привезли в Ульяновск несовершеннолетнего подростка.

   Сколько бы адвокаты обвиняемых не пытались свести вину каждого из своих подопечных до минимума («Именно ли такой-то находился с вами?»; «Вы сами слышали, что такой-то сказал то-то по телефону?»; «Почему вы уверены, что тот-то был согласен с тем-то?» и т. п.), опровергнуть тот факт, что именно Зиннуров, Семьянов и Яфаров увезли 16-летнего Аскарова в другой город, им, пожалуй, все же не удалось. Хотя окончательное решение примет, конечно, суд.

«На лечение денег уйдет даже больше»

   В то же время куда более яркие подробности рассказала мать Аскарова. Так, например, она припомнила слова, которые говорил ей по телефону некий мужской голос, когда на следующий день после пропажи сына ей позвонили с неопределенного номера. Предположительно один из похитителей произнес что-то вроде следующего: «Вчера мы просили 20 тысяч рублей, а теперь 50 тысяч. И с каждым днем эта сумма будет удваиваться».

   Также мать воспроизвела и другие угрозы. В разных моментах ее коммуникации с ульяновской троицей, те якобы говорили про то, что они просят не такую большую сумму. И что если они ее не получат, то денег на лечение Аскарова уйдет даже больше (эти слова якобы звучали еще при личной встрече). Кроме того, женщина даже вспомнила конкретные угрозы по телефону о том, что она своего сына потом «не соберет».

   Сам Рустем Аскаров таких деталей не сообщил. Но из его показаний стало ясно, что происходила далее. А далее его посадили на автобус без его же телефона и отправили в Казань. Очень необычная и даже неожиданная концовка для истории похищения и вымогательства. Тем не менее, когда он уже ехал домой, отец Аскарова привез в Ульяновск нужную сумму. Правда, приехал с оперативниками. Деньги он оставил в коробке из-под обуви на 8 этаже дома, где жил Яфаров. Тот якобы поднялся со своего 3 этажа, забрал коробку, а после опять же якобы выкинул ее в окно одному из друзей. В итоге денег у него в квартире не нашли. По крайней мере такой всю дальнейшую историю описал Рустем Аскаров.

Адвокаты

   В общем и целом примерно такое же развитие событий было описано и в показаниях Эльмиры Аскаровой. Она не живет со своим мужем и не поддерживает с ним контакт, поэтому детали тех событий знает даже меньше, чем ее сын. А сам Аскаров-старший сегодня приехать на суд не смог, что, может быть, даже к лучшему, поскольку и этих двоих свидетелей прокурор и адвокаты допрашивали порядка 3 часов.

   И это неудивительно. Чтобы защитить пятерых обвиняемых потребовалось 7 адвокатов, и каждый из них упорно и эмоционально гнул свою линию: бесчисленное множество одинаковых вопросов, протестов, акцентов и замечаний. Особенно в свидетелях их интересовали следующие моменты: вернул ли Аскаров деньги Зиннурову, Яфарову и Семьянову, был ли он сам судим (оказалось, что был) и не давили ли на Рустема и Эльмиру сотрудники полиции и следственного комитета.

   Особенно беспокоил защитников моральный облик Аскарова: «Признаете ли вы, что, не вернув деньги ульяновским ребятам, вы нанесли им ущерб?» Молодой человек неубедительно ответил, что не считает, что должен был впоследствии что-то им отдавать, особенно с учетом того, что они с ним сделали. При этом, говоря о моральном ущербе, он сказал, что после того инцидента неделю не ходил в школу.

Давление извне?

   Интересно другое. В ходе слушания выяснилось, что повестку о привлечении их в качестве свидетелей Аскаровы получили буквально сегодня утром. Причем непосредственно из рук полицейских, которые и везли их из Казани в Ульяновск. На этом фоне особенно забавно смотрится и сам факт того, что в прошлом году как бы само собой в памяти правоохранителей всплыло дело о вымогательстве, так любезно забытое ими в 2010 году.

   Уже после заседания государственный обвинитель Игорь Рябов пояснил, с чем связано такое внезапное возвращение дела из небытия. Как оказалось, в возбуждении уголовного дела о похищении в свое время было отказано, зато из него выделили дело о вымогательстве, материалы которого направили в правоохранительные органы Татарстана. Там они благополучно потерялись и так и не нашлись. Любопытно, что тогда же Вильдан Зиннуров как раз работал на высоких постах в правительстве Ульяновской области. Хотя и не понятно, уместно ли проводить такие параллели...

   Прокурор прокомментировал и тактику адвокатов, которые явно давили сегодня на то, что свидетели могли подвергнуться давлению извне. «Стороне защиты выгодно перевернуть доказательства, которые мной предоставлены. Поэтому они всячески пытались добиться от свидетелей признания, что якобы сотрудники полиции заставляли их дать какие-то показания, нужные стороне обвинения. Но я думаю, что все присутствовавшие на заседании слышали, что свидетели пояснили: какого-либо давления не оказывалось, что они дают показания добровольно, самостоятельно, без принуждения» — прокомментировал г-н Рябов.

Продолжение следует

   В общем и целом пока утверждать, развалится ли уголовное дело по вымогательству или нет, сложно. Однако все-таки возникает вопрос: понесет ли хоть кто-то наказание за то, что Аскаров провел больше суток не дома, не имея к тому ни малейшего желания? Пока, судя по внешним признакам, обвиняемые уверены, что им ничего не грозит. По крайней мере они улыбаются, живут обычной жизнью и наверняка строят планы на будущее.

    В то же время сам Аскаров признал, что, не заявись у нему и к его матери в прошлом году следователи, они бы и не вспоминали уже про эту историю 6-летней давности. В конце концов это действительно дела давно минувших дней и, быть может, не стоит ворошить прошлое, так удачное забытое когда-то всеми: от правоохранителей до самого семейства Аскаровых.

   В любом случае последнее слово будет за судом. Слушания продолжатся уже в ближайшее время. Напомним, сейчас все участники событий, исключая Яфарова, отбывающего срок по другому делу о наркотиках, дожидаются решения суда на свободе. Рупор73 в прошлом году описывал судебное заседание, в рамках которого Зиннуров был освобожден из-под стражи.

   Рупор73 продолжит следить за развитием ситуации.

Валерий Васнецов

Фото с сайта ridus.ru


Комментарии  

+3
и арапчёнка и зиннурика посадить на 10 лет в одну камеру! Это будет справедливо. :D :D :D :-* 8)
Сообщить модератору

Добавить комментарий