«Заплакала вот при тебе. Хорошо, что при тех удержалась... Много чести для них». «Теми» жительница Ульяновска Людмила Гайворонская называет людей, столкнувшись с которыми перестала верить в справедливость и закон. У каждого из «тех» есть имена, и они всем известны: Марина Беспалова, Сергей Панчин, Александр Черепан, Татьяна Горюнова... Список можно продолжить. Драматическая, но героическая история человеческого бессилия перед чиновниками всех мастей — в материале Рупор73.

Параллели

   Недавно мы рассказали историю Тани Северчуковой и ее дочки Сони, которые столкнулись с абсолютным непониманием человеческой беды и с неспособностью властей им в этой беде помочь. Пожар уничтожил их дом и оставил их под открытым небом с пустыми руками. К сожалению, власти Ульяновской области и в частности Майнского района до сих пор не смогли ничего сделать для этой семьи. Более того, они даже не пытались.

   А между тем, их история далеко не единичная. В Ульяновске мы случайно познакомились с Людмилой Гайворонской. Это простая, но очень сильная женщина, которую наверняка уже запомнили в кабинетах администрации — настолько отчаянно она борется за свои права и за права своего ребенка. Встретившись с нашим корреспондентом она рассказала, через какие круги ада она прошла за последний год. У нее другая судьба, другая история, другие проблемы, но те же слезы в глазах и те же рассказы про равнодушных чиновников, засидевшихся на своих пригретых местах.

   Как ни странно, ее драма начинается, как и у Тани, с пожара. Только вот пожар был практически в центре Ульяновска, а участие в ее судьбе принимали (а лучше сказать не принимали) такие царственные особы, как глава Ульяновска Марина Беспалова, сити-менеджер, а теперь депутат Сергей Панчин, глава городского комитета управления имуществом Татьяна Горюнова и замглавы горадминистрации по ЖКХ Александр Черепан — самый сок ульяновской горадминистрации. Те, кто с таким упоением рассказывает о своих успехах и заботе о народе с голубых экранов.

Пожар

   Когда я встретился с Людмилой, я обратил внимание на ту черту ее характера, с которой сталкиваешься сразу — даже уже через 5 минут разговора, — это ее ироничность. Она смотрит на все немного издалека, отстраненно, но при этом участвует в разговоре живо и заинтересованно.

   - Вы производите впечатление бойкого человека, сильного. Я прав? — задаю прямой вопрос.

   - Это кажется, наверное. Ты даже не представляешь, как я устала. У меня руки опускаются. Уже из последних сил, как лягушка в молоке, бьюсь.

   Ее история, как отмечено выше, не уникальна. И чем больше об этом думаешь, тем страшнее. Неужели ничего нельзя изменить? И ведь речь не об асоциальных элементах с подозрительным прошлым, а об абсолютно благополучной семье, которая столкнулась с проблемами. Но обо всем по порядку.

   Людмила с ее сыном-инвалидом (у него ДЦП) и пожилой матерью жили в доме №9 по проспекту Нариманова. Это желтая двухэтажная развалюха, которую язык не поворачивается назвать домом: стены облупились, горячей воды не было никогда, а недавно в одной из квартир сами по себе выпали окна. Словом, не барские хоромы.

   Семья Гайворонских жила в небольшой комнатушке на первом этаже. Рядом было еще две комнаты. Туалет общий, кухня тоже, ванной нет в помине. С бытовыми трудностями справлялись как умели. И не было никому дела до того, что сын Людмилы — инвалид детства, а мать — пенсионерка. Как-то не принято у нас думать о таких людях много.

   А в июне прошлого года на втором этаже и без того убогого сооружения произошел пожар — загорелся холодильник. Поскольку все несущие балки в доме деревянные, огонь быстро начал распространяться по дому. Если зайти в подъезд даже сейчас, спустя почти 1,5 года, может сложиться впечатление, что не стенах черная краска. Хотя это не так: их просто-напросто закоптил дым.

   - То есть пожар сильный был?

   - Ну кого спросить вокруг, все вспомнят, — рассказывает Людмила. — Здесь даже история была, что какие-то два депутата проходили, проезжали, пролетали мимо во время этого пожара. В некоторых газетах потом написали даже, что они людей спасали. Хотя я такого не помню.

   Пожарные потрудились на славу. Пожар потушили, но из-за воды напрочь затопило этаж ниже. Таким образом Людмила, а также ее сын и мать оказались в ситуации, которой даже злейшему врагу не пожелаешь — фактически без крыши над головой, хотя и раньше-то эта крыша не радовала. И не то чтобы совсем стен не осталось, но жить там оказалось невозможно.

   В результате Людмила с семьей, а также их соседи по коммуналке (тоже мама-одиночка) съехали кто куда. Так Людмила поселилась в съемной квартире.  

«Восстановим фасад»

   Произошел этот пожар уже больше года назад. С тех пор никакой помощи от государства Людмила не дождалась. И больше того — не добилась. Все ее усилия, все ее попытки напомнить о том, что она тоже человек и тоже хочет жить — как горох об стену. Разбиваются о равнодушные взгляды, равнодушные суждения и банальную бюрократию.

   Их дом был построен в 57-ом году, и вот уже больше полувека стоит нетронутый — немой укор всей машине муниципального управления. Деревянные перекладины прогнили, а теперь еще и прогорели.

   Но несмотря на это, аварийным его комиссия, в которую в том числе входил и депутат Заксобрания Игорь Тихонов, и замглавы администрации Татьяна Горюнова, не признали. А только внесли его в очередь на ремонт. Смешно сказать, но ремонт намечен на промежуток между 2021 и 2044 годом.

   - Этот дом уже давно можно снести. Какой ремонт? Не понимаю. Уже был суд, который постановил решение комиссии оспорить. И провести новую проверку. Но я боюсь, эксперты к такому же выводу придут — они все в тех же структурах работают, — делится Людмила.

   - А вы напрямую к Беспаловой обращались?

   - А как же. Могу в лицах показать, как это было.

   А дальше Людмила рассказала, что на личный прием она пришла не одна, а вместе с соседями. Они все надеялись хоть на какое-то участие в их судьбе. Марина Павловна на встречу опоздала, а затем принимала людей по одному. С каждым — не более 5 минут. Такая же ситуация и с погорельцами с Нариманова.

   - Я вас к осени заселю. Фасад мы вам отремонтируем, — примерно так «разобралась» в ситуации глава города.

   Жильцы, конечно, чуть не в лицо ей рассмеялись. Какой фасад, когда здание разрушается по кирпичику? Как там жить? Г-жа Беспалова встрепенулась, оценила обстановку и проговорила, что и внутренний капремонт тоже будет сделан. Тут Черепан вставил свои 5 копеек, мол, 500 тыс. рублей затратят. Тут смешно уже и Марине Павловне стало: она ему сказала, что этого маловато. В результате решили, что встретятся с жильцами еще раз через две недели. Только растянулись эти две недели уже на два месяца.

   - Уже выборы прошли, а встречи с Беспаловой мы все еще ждем, — подводит Людмила итог своей маленькой битве. Но проигранная битва — это еще не поражение. Она продолжила бороться за свое. — Самое-то обидное, что мы ничего лишнего не просим. Только то, что положено по закону.

«Двухподъездный дом»

   Документы со всех осмотров дома подписывал непосредственно глава администрации, а теперь уже новоизбранный депутат Ульяновской гордумы Сергей Панчин. В этих документах говорилось примерно следующее: «осмотр проводился при личном присутствии», потом шло описание двухподъездного дома, а дальше подпись Сергея Сергеевича.

   Только вот не заметил подписавший этот документ Панчин, который якобы был хорошим управленцем, что подъезд-то в доме один единственный. На нем, конечно, написано, что он второй, но зато первого, обойди домишко хоть семь раз по кругу, не найдешь. Смешно да и только.

   Но Людмила смеется сквозь слезы. Администрация — это только одна из инстанций, в которые ей приходится обращаться чуть ли не каждый день. А вообще обращалась она уже и в администрацию губернатора, где получила отписки, и в местную приемную президента — там пояснили, что вопрос должен решаться на местном уровне. А что делать, если на местном уровне он не решается, уже не ответили.

   Побывала Людмила и на приеме у депутата гордумы Алимжана Абубекярова, который в новый состав не пошел, но на тот момент мандат на руках имел. Правда, сам народный избранник с ней не побеседовал. Дело она имела с его помощником, который, как показалось женщине, мысленно еще остался в 90-х. Эффекта эта беседа, конечно, не имела.

   Но самое интересное во всей этой ситуации, что вот уже 21 год семья Гайворонских стоит в очереди на льготное жилье. Поскольку ее сын инвалид, им положено по закону. Подумать только! 21 год прошел, а очередь почти не сдвинулась. Невольно у Людмилы (да и у меня) возникают вопросы: а для кого же дома в Ульяновске строятся? Кто же жилье получает? Сложно сказать, кто получает, но понятно, кто не получает: инвалиды и старики.

Вместо послесловия

   Людмиле не нужны никакие доказательства того, что власти Ульяновска ничего собой не представляют. Она это выяснила сама, без всяких расследований и копаний. Для этого ей потребовалось только одно: попробовать получить свое по закону. И тут муниципальная система управления заиграла всеми своими красками: и Беспалова с ее якобы контролем над ситуацией, и Черепан с его подачками в 500 тыс. рублей, и Горюнова с ее пригодным для ремонта через десятки лет жильем...

   А надо всеми этим возвышается губернатор Сергей Морозов — само воплощение жизни в регионе: такой же непростой и такой же далекий от народа.

   - Я обращалась к депутатам от «Единой России» уже даже не местным. Но никто пока толком не помог. Было несколько исключений, но на то они и исключения, — продолжает Людмила. - Теперь попробую к другим партиям обратиться. Может, сработает?

   Снова мне нечего ответить. Снова чувствую свое бессилие. Снова стыдно. А, с позволения сказать, слугам народа, кормящимся из наших налогов, но при этом мнящих себя бог знает кем, не стыдно. Они привыкли к своей свободе и к своему положению. И нет их несправедливой справедливости ни конца, ни края. Только вот конкретных проблемы решить ни один из них не может.

   А Людмила, понимая все это, добавляет:

   - Мне терять больше нечего. Я буду бороться за себя, и своего сына, и за свою мать. В администрации, наверное, думают, что я блефую... Нет, я не блефую. Я на все готова.

Валерий Васнецов

фото автора


Комментарии  

+6
Позор! Везде кричат все хорошо, а реально чиновничье равнодушие, коррупция и абсолютное безразличие лишь бы усидеть на своем нагретом месте! Сажать таких надо с конфискацией, а тех кто нуждается заселять в квартиры чиновников из администрации и правительства города. Сколько жилья будет если забрать по 1 квартире у каждого депутата, чиновника и местных руководителей можно пол города переселить и ветхих домов. А еще лучше на две недели их определить в такие условия в которых пытаются выжить люди и посмотреть на долго их хватит?!
Сообщить модератору
+4
Я являюсь жителем этого злополучного дома, это у меня произошёл пожар и никто в плоть до чиновников и депутатов ни помог и даже не поинтересовались как я и моя семья живет(родители-инвалиды и сын инвалид по зрению). Это большой позор всей стрктуре правления начиная от ЖКХ и заканчивая главой города и области. Помогите решить несправедливость!!!
Сообщить модератору

Добавить комментарий